Томми Манчини | Психованный гангстер

Богатырь Ваня

Житель штата
13
20
Имя: Томми
Фамилия: Манчини
Прозвище: Левша, Дипломат
Дата рождения: 07.04.1967 (35 лет)
Место рождения: Штат Невада, Лас-Вегас


«В детстве я молил Бога о велосипеде. Потом понял, что Бог работает по-другому. Я украл велосипед и стал молиться о прощении»

Юношество
«Сколько себя помню, я всегда хотел быть гангстером» © Генри Хилл

13928Томми родился не в особо богатой семье, проживая в маленькой Италии со своим отцом и матерью. Мать была одной из посудомоек в местном итальянском ресторане, а отец некогда владевший автомастерской, ныне являлся жалким водителем автобуса. Отец часто избивал мать в пьяном угаре и от отчаянья, та плакала, а малолетний Манчини наблюдал за этим, бившийся в истерике, скрываясь в шкафу. После подобных метаморфоз с рождения, у парня случились некоторые сдвиги в голове. Томми рос обычным ребенком, заведя друзей и поглядывая с завистью на местных авторитетных ребят, в особенности на пожилого мафиозо семьи Пеларатти - Джону Скалиси.

В то же время нездоровые психические наклонности начали формироваться у юного члена семьи Манчини с ранних лет. Одним из первых эпизодов шокирующих родителей стало тело обычной вороны с размозженной головой с помощью камня. На вопрос матери, почему его сын так поступил, тот ответил кратко - "Это чудовище клевало семена нашей тыквы. Оно крало нашу еду". Ужаснувшись, растерянная мать обратилась к отцу, тот лишь в своем же репертуаре жестоко наказал пасынка, избив кожаным ремнем. На следующей день на крыльце дома уже было три вороны с размозженной головой. Но вернемся к семье Пеларатти...

Томми, видя, как местные члены семьи пользуется авторитетом, вплоть до бесплатной прачечной или обеда в закусочной, загорелся желанием получить подобный статус. Он был не дурак и понимал, чем занимались местные ребята с района, и это было далеко не ресторанный и игорный бизнес, как могло показаться случайному прохожему.

В первую очередь в 1979 году Манчини Младший записался в боксерский клуб, неподалеку от ресторанного заведения. Уже в 14 лет, он выкладывался на все сто, желая обратить на себя внимание солдатов. Один из таких «клюнул» на подвижки Томми - Тони “стальной кулак” Голландо. Лысый, невысокий солдато семьи Пеларатти, который заведовал местным боксерским клубом. Тони провёл пару спаррингов с юным задиристым гуидо. Лысый итальяшка увидел потенциал в юном Тонни, пуская его на разные состязания между районами, а также спарринг с местными бойцами семьи. Уже в юном возрасте можно было заметить излишнюю жестокость парня, он не щадил своих соперников, когда они падали, он продолжал добивать их левым джебом с крайней жестокостью. А уж про постоянные уличные разборки, постоянно заплаканную мать после жалоб соседей и их пострадавших отпрысков, можно не вспоминать. Хулиганский характер чада заявлял о себе всегда и везде. Он чувствовал, что становится чем-то большим, чем обычным уличным парнем с квартала. Всё это Томми казалось испытанием, спортивным интересом, личностным ростом, но юный неокрепший ум не замечал, как его медленно и последовательно завлекали в криминальный бизнес.

Однажды Тони попросил Манчини Младшего об одной услуги, на которую уже 16-летний парень согласился. Томми и других ребят загрузили в фургон, выдав каждому биту или ржавую монтировку, отправив неизвестным курсом. Когда фургон остановился, и шпана вывалилась наружу перед ними возникли витрины дорогого магазина с ювелирной продукцией. Без конкретных указаний Тони, но каждый в душе понимал, что предстоит сделать, толпа юных ребят с маленькой Италии начала яростно громить ювелирный магазин, вскоре в помещении раздался звонок, оповещающий о скором приезде копов, но многие продолжали разбивать витрины, а самые умные, типа Томми жадно хватали себе золотишко. Сердце колотилось, будто готовое выпрыгнуть из груди, но Томми оставался с холодной головой, так же когда он участвовал в боях или спаррингах в местном бойцовском клубе. Взяв столько, сколько он посчитал нужным, парень рванул словно ошпаренный через переулки, многих молодых парней повязали в тот день. Но юный гуидо вернулся с награбленным прямо домой.

Вскоре “стальной кулак” сильно удивился, завидев Томми с награбленными драгоценностями в своем клубе, как оказалось это было испытание. Суть которого заключалось в том, чтобы отсеять большинство и оставить лишь самых лучших будущих кандидатов в семью. Томми сыграл так как умеет - с умом, заимев внимание внутри семьи. Золотишко 16-летнего паренька разлетелось как горячие пирожки. Вскоре Манчини младшего начали брать на более серьезные дела под контролем других солдато, парень отрабатывал всё грамотно и беспрекословно. Так юный гуидо развивался внутри семьи Пеларатти.


Жажда скорости
К 18-летию Манчини “стальной кулак” сделал подарок своему одному из лучших учеников боксерского клуба. Он свёл его с одним уважаемом человеком, которого звали все просто – Ральфи. По одноименному названию его автомастерской «У Ральфи». Бизнес был настолько развит и ходовой, что имел несколько филиалов по всему штату Калифорния. Ральфи определил уже совершеннолетнего Томми к себе на работу. Конечно же, Левша отлично понимал, что всё это было большой фикцией, а под безобидным бизнесом скрывались угоны дорогих автомобилей и их сбыт на черном рынке.

На тот период особенно лакомым кусочком для автоугонщиков стали автомобили марки порше. Это были элегантные и дорогие спорткары, которых в Лас-Вегасе было с достатком. Первое время Манчини натаскивался как обычный механик, изучая строение различных автомобилей в том числе и того самого пресловутого спорткара. Утром он учился чинить, а по вечерам – угонять. Казалось бы, над Манчини навис криминальный быт и рутина. Но однажды случай проторил ещё одну тропинку наверх для Левши, и он этим воспользовался.

13929В один из летних вечеров 1985-го Ральфи попросил Томми съездить и посмотреть один порш, застрявший в глуши из-за поломки. Молодой механик отреагировал вяло, но не стал противиться просьбе своего начальника. Приехав на место, он обнаружил черный порше с откидным верхом, который как хищник будто выискивал жертву светом своих фар в кромешной темноте. Рядом стоял мужчина, чуть старше самого Манчини, одетый с иголочки и куривший дорогие сигареты. Это был – Брэкстон Адамс. Молодой плэйбой родом из Австралии, достаточно известная личность в Лас-Вегасе. Но Томми чувствовал, что Брэкстон это не просто богатенький мальчик, а за его маской молодого мажора скрывалось что-то ещё. Адамс первый завёл разговор с Манчини, они обменялись любезностями, затем Левша за пару минут устранил поломку машины и её владелец оценил способности механика.

В награду за починку и душевный разговор Брэкстон предложил сесть за руль Порше и прокатиться по широким дорогам Вегаса. Вначале Томми принял это за шутку, но австралиец был настроен серьезно и отказывать ему точно не стоило. Левша не долго колеблясь запрыгнул в спорткар и рванул. Это знакомство стало началом долгой дружбы между Брэкстоном и Томми.


Немецкий “болид” тронулся с места, как возбужденный и голодны зверь. Песок взмывал и кружился под колёсами от неудержимой мощи порше, пока Томми не вырулил с грунтовки на асфальт. Брэкстон даже не думал пристегиваться, он закурил ещё одну сигарету с приятным апельсиновым запахом. Порше ехала по улицам Лас-Вегаса, Манчини был сосредоточен на дороге, но его пассажира что-то не устраивало:

-Положи её, - сквозь клубы сигаретного дыма прорезался голос Адамса.
-Что? – ответил в недоумении Левша, всё так же ведя спорткар по широкой дороге.
-Положи стрелку спидометра, Томми. Мы же с тобой на порше, а не на семейном фургоне. Давай, дружище, ради меня. Я хочу быть уверенным, что ты из нашей стаи.

Манчини лишь ухмыльнулся в ответ и послушался просьбы нового друга. Порше рванул на всех порах, мотор ревел и работал на износ. Стрелка спидометра послушно и медленно начала наклоняться вправо. В попытках избежать проблем с палицей и на попасться на камеры автомобиль вырвался на трассу, там был оживленный трафик и встречное движение, но это мало беспокоило обоих пассажиров порше. Адамс изрядно повеселел, на его лице возникла гримаса радости и безудержного веселья. Томми тоже подхватил этот настрой, он будто растекся по сиденью автомобиля и с наслаждением слушал рёв мотора и шум ветра за бортом.

Немецкий “болид” мчался по трассе обгоняя сонный трафик, местами нагло выезжая на встречную, как бы дразня встречные машины. И здесь Левша понял, что их так объединило с Брэкстоном – они были оба психически нездоровы. Только у австралийца – это был другой психоз, маниакальный, в нём была нездоровая жажда скорости и любовь к данной немецкой марки авто, а также полное отсутствие тормозов в голове и видимо суицидальные наклонности из-за подобной опасной езды. Спустя час, автомобиль вернулся на грунтовку к машине Томми, оба не спешили прощаться, но было уже позднее время:

-Здорово покатались, - одобрительно подытожил Брэкстон и ударил в плечо водителя, после чего они ещё минуты две заливались смехом от своих безрассудных действий на дороге.
-Ага, надеюсь ещё пересечёмся, плэйбой – в шутку добавил Левша и они обменялись крепким рукопожатием и разъехались.


Вскоре Адамс заявился в мастерскую, где работал Томми под предлогом посмотреть его на наличие дефектов. Они продолжили общаться, поддерживать связь. Как оказалось Брэкстон был соучредителем бизнеса Ральфи и здорово помог ему финансово на первых порах, из-за чего он был связан с семьей Пеларатти, но не являлся непосредственным её членом по понятным причинам. К тому же Адамс сам был не прочь принимать участие в угонах автомобилей марки порше, но для себя относил это как хобби и зачастую брал с собой Манчини. Спустя время, когда дружба между парнями окрепла, австралийский плэйбой пригласил Левшу к себе в шикарный загородный дом, где Манчини познакомился с его сестрой – Мэри Адамс. Это была утонченная и красивая девушка, очень умная для своих 20-ти, она приезжала к брату на лето во время каникул в её университете в Нью-Йорке. Она запала в душу Томми и он стал пытаться ухлёстывать за ней как мог, но не грезил о чем-то серьезном, ввиду их разного социального уровня.

Ещё спустя время для Левши открылась та самая тропинка наверх, так как Брэкстон, как и любой богатый и избалованный парень часто зависал в клубах, на различных вечеринках и приемах. Именно частью такого кутежа стал и сам Томми, получая приглашения от своего уже закадычного друга. Там же проводили своё время многие и другие влиятельные люди, в том числе и члены семьи Пеларатти разного калибра. Манчини пользовался этим и старался заводить там новые связи. К тому же статус друга не последнего человека в кругу семьи Пеларатти – Брэкстона Адамса, давал ему ощутимый вес и влияние. А для гуидо это было даже слишком хорошо. Но Томми ещё не знал какую цену заплатить за этот “счастливый” билет наверх.


Просто бизнес

13934

Ноябрь 1987 года станет одним из черных пятен в жизни Томми, о событиях которых он никогда не хочет вспоминать, но об этом ему напоминают окружающие.

В 20-летие Манчини встал вопрос о его посвящении в семью, старшие члены семьи были вполне удовлетворены достижениями Левши, но вопрос о его надежности оставался открытым из-за его неуравновешенности. Было решено учинить финальный тест для Томми, но никто из руководства не мог придумать достойное для того поручения. Долгие месяцы вопрос оставался открытым, до того самого треклятого ноября, поручение само нашло Левшу и поспособствовал тому Брэкстон Адамс, даже не подозревающий на что он подписал своего друга.

Для семьи Пеларатти вскрылась некоторая информация об австралийском плэйбой и по совместительству друга семьи. Брэкстон был упертым и горячим парнем, подстать и самому Манчини, но он настолько оторвалась от реальности, что начал позволять себе слишком много. В частности, те самые пресловутые угоны через автомастерские Ральфи. Адамс начал наглеть и залезать на территории других преступных организаций, совершая кражи спорткаров, к тому же он начал проворачивать дела на стороне, не информируя семью Пеларатти, что же не всем нравилось. В итоге спустя время Адамса прижали конкуренты и начали угрожать его жизни, преследуя с желанием расквитаться с тем, а продажные копы с удовольствием делились информацией по всей его родословной и местонахождению. Это ставило под угрозу всю семью Брэкстона, в частности сестру – которую он очень любил и оберегал. Семья Пеларатти хоть и признавала другом семьи австралийского плэйбоя, но все его поступки шли в разрез с их собственным бизнесом и делами. Когда за тобой охотится огромное кол-во преступных ячеек города – даже влиятельная семья будет бессильна. К тому же был риск что Адамс уйдет под программу защиты свидетелей и может здорово навредить бизнесу семьи своими показаниями.

Тогда боссы семьи придумали элегантное решение – устранить Адамса собственноручно. Это бы подняло авторитет семьи в глазах других участников преступного мира, получив их снисходительность и лояльность. Встал вопрос об назначении исполнителей и как раз вспомнили и о самом Томми. Было решено приставить к нему Тони Голландо, который долгое натаскивал Манчини и сильно привязался к тому, став для Левши, по сути, вторым отцом.

План был прост: Манчини должен назначить встречу с Брэкстоном, предложить ему развеяться и угнать очередную Порше, а там уже пустить пулю в голову ничего неподозревающему другу. Но к этому казалось бы идеальному уравнению прибавилась ещё одна непредвиденная переменная. А именно сестра плэйбоя – Мэри Адамс. Она вполне может догадаться о резкой пропаже своего брата и скрыться в Нью-Йорке, где до неё будет проблематично добраться. К тому же неизвестно, что она знает и в какие тайны её посвятил любящий брат. Этим должен был заняться другой человек.

На кануне воплощения плана в жизнь Голландо собрал исполнителей и посвятил их в план, но каждому рассказал только свою часть. Но Манчини этого было достаточно, чтобы догадаться из-за кол-ва исполнителей, что второй жертвой станет сестра Адамса. В целом информацию Левша принял спокойно, он понимал, что рано или поздно с этим столкнётся, но чтобы вот так вот убить близкого друга – при мысли об этом у Манчини вставал ком в горле. Всю дорогу до таксофона дурные мысли не покидали Томми. Он договорился об встрече с Брэкстоном. По пути до места встречи сентиментальность над Манчини взяла вверх, так как он был ещё не опытным ганстером. Он психовал за рулем, нервно стучал по баранке, нарушал пдд и всячески матерился, не стесняясь выглядит психом в глазах окружающих. В конце концов он смерился с участью Адамса, но, чтобы хоть как-то помочь другу он решил, что вместе с ним помешает предположительному убийству его сестры и дадут ей возможность скрыться.

При личной встрече с Брэкстоном Томми рассказал всё. Адамс воспринял всё сказанное спокойно и без лишних эмоций, что обескуражило самого Манчини. Австралийский плэйбой согласился на сделку с его будущим убийцей, и они поехали на порше спасать Мэри. На таком быстрым спорткаре буквально добравшись за считанные минуты до загородного дома, толком не разъяснив ничего, они забрали Мэри с вещами и отвезли на ж/д вокзал. Так как в аэропорту оставлять её было опасно, а на машине далеко ей скрыться не получится – это подытожил сам Адамс, зная свою сестру.

С облегчением они уехали в глушь, всю дорогу сохранялось гробовое молчание. Томми нервозно крутил компактный вальтер в кармане, пытаясь не выплеснуть свои эмоции наружу. Убийство Брэкстона проходило с сентиментальными нотками, около 10 минут они разговаривали возле небольшого карьера. Томми посчитал, что это правильно, дать друг другу немного выговориться, над чем-то посмеяться, что-то вспомнить. Психологически тем самым он подготавливал себя к убийству. Наконец Манчини исполнил приказ семьи Пеларатти, выстрельнув Адамсу в голову.

К Тони Левша возвращался совершенно опустошенным, переваривая последние 10 минут возле карьера. Встреча с Голландо была тяжелой для обоих. Стальной кулак дал парню молча выплеснуть эмоции, так как только при нем Манчини не стеснялся этого. Но сделал он это намеренно, так как следующий удар мог и вовсе добить, морально сломать Томми.


Тони навис над Левшой, ласково хлопая того по плечу, пока его приемник вытирал рукавом мокрые глаза. Затем нависла тишина, и бывший тренер Томми воспользовался этим:

-Парень, впредь никогда не привязывайся к людям, вступив на эту дорогу теперь ты часто будешь принимать тяжелые решения, вернее их даже будут принимать за тебя, твоя задача – не сломаться и оставаться верным семье, – Голландо сделал паузу, посмотрев на морально разбитого Томми, и тяжело вздохнув продолжил. – Ты сделал всё правильно, выполнил приказ, как настоящий солдат. Понимаешь, что это значит? В скором времени с тобой свяжутся нужные люди. Там буду присутствовать и я, но меня спросят. Как всё прошло? Мне останется ответить, что с Брэкстоном покончено, лежит в карьере за городом. Но тут они добавят. А что с девчонкой?

Манчини съежился от последней фразы Тони, все его лицо побледнело, но он слишком устал, чтобы выдавить из себя хоть какую-то эмоцию на лице. На нем всё тоже – отчаинное безразличие. И Тони это прекрасно видел, что даже сам поменялся в лице, скорчив такую ублюдскую рожу, от которой в ступор впадет даже самый бесстрашный человек на земле. Его поглаживание по плечу сменились мертво хваткой и надавливанием на болевую точку. Томми это почувствовал, продолжая терпеть боль и вглядываться в налившиеся глаза кровью тренера:

- Знаешь что я отвечу? – манера разговора Тони резко изменилась, со спокойного, успокаивающего, на грубый и резкий, от которого Томми стало выворачивать изнутри – Эта тварь пыталась уехать поездом, видимо брат или КТО-ТО её предупредил. Но Левша вовремя подскочил на порше Адама и прирезал ту сучку в пятом вагоне на станции, когда она отошла в туалет.

Вдруг Манчини будто укололи, прямо в сердце, старый добрый шприц с адреналином, которым выступила заключительная фраза тренера. Он подскочил, забыв на минуту о боли в плече и с воплем замахнулся своим фирменным джэбом левой. Точно в челюсть, на секунду Тони опешил. Томми продолжил учинять поединок с тренером, но это было обречено на провал. Голландо встав в стойку и смачно ударил парня в живот и в ухо. Это заставило свалиться Томми на землю, он кряхтел и жадно глотал воздух с ненавистью глядя в глаза своему “второму отцу”. Тони не мешкая, прижал своего ученика к полу и взял за грудки:

- Слушай меня, мелкий гавнюк, – он скалился и брызжил слюной, а в ответ ему подражал прижатый коленом Томми, переполненный ненавистью – Я сука сделал тебе одолжение! Как ты не поймешь? Ты кем себя возомнил, сука – Мэри Сью? Тебе дали приказ – как на войне, так блять будь добр выполнять его беспрекословно. Твоя гребаная самодеятельность тут не нужна. Не по той ты дороге пошёл понимаешь? И вся твоя жизнь теперь будет состоять из этого говна! Слышишь меня, сученышь? Так вот слушай, это твоя плата за то, кто ты есть и кем ты станешь в ближайшим будущем. Лучше тебе прямо сейчас научиться с этим жить и смириться, лучше уже нихера не будет. У тебя один выход – принять моё одолжение как подарок и завтра изложить всё слово в слово на собрании. Второй вариант, можешь дальше обижаться и махать кулаками, но тогда твой идиотский поступок вскроется, вслед за этим вскроется твоя глотка и глотки твоих родителей. А из города тебе бежать некуда, а стучать не в твоем стиле. Вот и выбирай что тебе ближе.

Высказавшись, Тони отпустил Манчини, ожидая очередного удара. Но его не последовало, Левша молча поднялся держась за живот и не сказав ни слова покинул коморку спортивного зала. Выйдя на улицу, он оглядел снующих туда-сюда людей и мчащиеся по делам машины. Томми чувствовал внутри себя какие-то изменения, но не мог понять какие. Сохраняя это опустошенное состояние, он медленно поковылял к себе домой, чтоб напиться и всё хорошенько обдумать.


На следующий день Томми явился на собрание и послушался совета Тонни. Боссы мафии похвалили Левшу за устранение почти ускользнувшей из Вегаса Мэри, но также высказали недовольство за его излишнюю самодеятельность, но Голландо удалось сгладить углы. Спустя несколько дней Манчини наконец-то приняли в семью. Теперь Левша мог считать себя полноправным солдатом и ганстером. Он постарался выкинуть эти события из головы, но получилось лишь затолкать их в темные закоулки своего разума.

После злополучных событий однажды он шёл на одну из очередных вечеринок, по пути ему встретилась черная порше с откидным верхом, та самая модель. Он впал в ступор и быстро ретировался, вернувшись с битой. Вся машина была искорёжена и побита – это привело в ужас и её владельца. Который тоже был избит Манчини, попавшись под горячую руку. Видно, старая травма дала о себе знать и с тех пор Левша стал ещё более вспыльчивым и жестоким. Это был его своеобразный механизм защиты от травмирующих воспоминаний. Но так как он стал полноправным членом семьи Пеларатти, остальным участникам приходилось с этим мириться.


Бизнес в Вайс-Сити
«С пистолетом в руке много денег не сделаешь» © Чарли "Лаки" Лучано
В один из дней семья Пеларатти сорвала большой куш, концентрируясь на ювелирках и ломбардах, им удалось украсть бриллиантов, едва вмещающихся в две большие спортивные сумки. Уже в 1990 семья имела прибыток золота, но так как полиция основательно занялась мафией в округе, капитаны были вынуждены толкать подобное сырье по дешевке черномазым или латиносам. Как можно понять, это приносило мало дохода, так как изделия были краденые, на легальный рынок пускать такое было опасно.

В тот же момент Томми пораскинул мозгами и предложил свой бизнес план Тони. В Вайс-Сити орудовала на тот момент влия13935тельная семья Биамонте. На тот момент были разногласия внутри семьи, но победу одержал - Джеймс Фалетта.
Он тянул свои щупальца внутрь Вегаса, Томми, на тот момент уже имевший какую-то долю известности, в особенности из-за громкого дела убийства Брэнстона и Мэри Адамс, связался с одним из членов семьи Биамонте. План был надежен, как швейцарские часы: ювелирка направлялась на берег Вайс-Сити, со стороны семьи Пеларатти, запечатанная внутрь выловленной рыбы, далее по организованным нелегальным ломбардам оно отмывалось уже на стороне семьи Биамонте. Требовался человек в городе Вайс-Сити для контроля над своевременной выплаты денежных средств заявленного бизнес-плана.

Без лишних обсуждений, Томми был отправлен в Вайс-Сити, как ответственный за свою нелегальную бизнес-идею. К тому же это был способ “избавиться” от неуравновешенного солдата, дабы тот не продолжал создавать проблемы в родном городе. В то же время худощавый высокий итальяшка был не против и с удовольствием отправился в неизвестный край, спустя пару дней бизнес-план был налажен. Томми нанял одну из команд ирландских мобстеров, дело начало раскручиваться.

Особо наглые уголовники позарились на драгоценности под ответственностью Манчини. Попытки кражи были, как и из самого порта во время перевозок, так и дерзкие налеты недалеких уникумов на ломбарды. Всё это было заботой Левши. Но "правосудие" всегда настигало цели. Сам Томми шёл хитрым путем и не нападал сразу, предварительно вычисляя заказчиков налётов или краж, тем самым срубая всю преступную цепочку на корню. "Ты ограбил не семью Пеларатти, а меня - Томми Манчини. Теперь ты поплатишься за содеянное" этими словами заканчивались самые жестокие казни под руководством самого Манчини. Никто не препятствовал методам и путям представителя новой семьи в Вайс-Сити. Полицию всегда можно было купить, а держать в страхе вредителей бизнеса - бесценно.

Томми вовремя отдавал процент на большую землю – в Лас-Вегас, но сам по уши погряз в пороке и похоти местного пляжного города.


Город похоти, город мечты
«Ты можешь достичь добрым словом и пистолетом большего, чем просто добрым словом» © Аль Капоне
В Вайс-Сити Томми увяз с головой, перестал отвечать на письма родителей, отец был в ярости и сетовал на нынешнюю нехорошую криминальную жизнь сына. А Манчини младший в тот момент зависал в клубах, обналичивал свои бабки и спускал на кокаин и шлюх. Деньги шли рекой, бизнес был заряжен. Томми начал крутиться среди больших акул нелегального бизнеса, он впитывал повадки этих "хищных рыб", учился разыгрывать сильные беспроигрышные комбинации на чужом покерном столе.

Левша понемногу начал влезать в дела в местных политиканов, проворачивать аферы с профсоюзами и строительным бизнесом. Не знавший роскошной жизни, гангстер начал посещать гольф клубы, казино и вечерние покерные игры для своих. В особенности Томми полюбился гольф, и он уже грезил о собственном личном поле для него. Красный порше с откидным верхом, то и дело рассекал по ночным улочкам города, словно хищник рыскавший в поисках добычи, так и наш Левша рассекал зарабатывая и одновременно тратя кровавые деньги себе в радость.

Вскоре некоторые бойцы из клана Биамонте начали обращаться к Томми лично, видя его завидный ум и умение вести дела — это подкупало местных криминальных авторитетов. Сам Манчини младший, зная, что на Вайс-Сити он единственный представитель семьи Пеларатти, и никто не позарится на его влияние в городе, считал, что лишь помогает союзникам - ничего лишнего. Охотно берясь за дела местных авторитетов, зарабатывая лишние гроши, поднимая свой статус.

Одним из громких дел Томми были разборки с гаитянами в 1991 году, как оказалось на удивление Левши, которые ещё были актуальны. Тогда он поступил прямолинейно, захватил своих людей из местной мобы и завалился на район черномазых.


Это был пиздец, полный! Подъехали две тонированные машины, выскочил этот белый в своем стильном костюме, на нем брюликов было больше чем на ебучем черномазым репере. Он короче вышел, и крикнул типа блять, кто здесь гаитянцы нахер?! Ну к нему и вышли вооруженные парни, в своем узнаваемом прикиде, а он даже и бровью не повёл. В итоге между ними возникла перепалка словесная, а потом… а потом. Блять у них из машины высунулось дуло ебаного пулемета! Немецкий mg42, а я на минуточку разбираюсь в этом! За пару секунд повалились тела гаитянцев нахер, а он стоял как вкопанный. Представьте какого мне было блять, а тут члены банды нахер. Все разбежались блять! Потом через несколько дней пару наших заведений забросали коктейлями, многие парни с квартала понесли убытки. Не знаю, была ли это личная вендетта между итальяшками и гаитянами. Но видно было, что на районе стало тише. - (с) Один из очевидцев разборки в гаитянском квартале.

Дальше было только жестче, после разборок с черномазыми бандами, Томми стали звать и в бизнесе более независимые. Естественно, парень не гнушался подзаработать на стороне, задвигая исправно семье долю с бизнес-плана с брюликами на родину. Прозвище “Левша” Томми сменилась на “Дипломат”, так как он решал дела местного бизнеса в Вайс-Сити разными способами, вплоть до рэкета заканчивая жесткими убийства.
Кокаин и чрезмерно разгульный образ жизни ещё сильней усугубил последствия подорванной психики Томми. Один из таких эпизодов произошел прямо на пляже, благо это был самый край и людей было немного, Дипломат шёл прямо вдоль берегу и тут он повздорил с одним из отдыхающих. Томми из-за загорелого лица агрессора увидел в том гаитянца и жестоко избил рукояткой кольта, как вскоре оказалось это был сын одной из местных шишек, связи едва помогли избежать проблем с законом.


13938

Но выставлять Томми конченым мясником или упертым трудоголиком будет неправильно. Были и светлые пятна в биографии данной персоны. Стоит упомянуть личную жизнь Манчини, с которой у того складывалось всё совсем печально. Первая настоящая любовь неудачливого ловеласа появилась уже в солнечном Вайс-Сити. Сара Росси - загорелая еврейка с родословной из самой Сицилии, с огненно рыжими волосами и приятной наружной утонченной внешностью. Взгляд Томми сразу же зацепился за эту прекрасную особу, он начал ухлёстывать за ней, посещая все её пьесы в одном из театров, усыпая ту дорогими букетами цветов и бижутерией. Походы в ресторан, нежные любвеобильные ночные рандеву. Сара была наивной девчонкой, грезящей о помпезной карьере в кинематографе. С чем конечно же благодаря связям и деньгами помогал её ухожор. Многие из криминального окружения Манчини грезяли тому счастливый брак с будущей кинозвездой, но что-то в итоге в таких умилительных и красивых отношениях не заладилось.
Томми начал уходить с головой в дела, параллельно пристрастивших к наркотикам. Частые посиделки до утра с друзьями в очередном клубе или ресторане, любовные интрижки с очередной силиконовый эскортницей. Всё это не устраивало будущую супругу Манчини, между ними то и дело возникал скандал, а часто являвшийся под утро обдолбанный "мужинек" не стеснялся прибегать к насилию и избивать Сару. Конечно Росси не могла жаловаться полиции или родственникам на прямую, больше не из-за страха, а так называемого стокгольмского синдрома и сильной привязанности к Томми, что вероятно граничило и с корыстными целями особы, пока что непризнанной будущей кинозвездой.

Но вскоре сам Дипломат отверг Сару, просто взяв и вышвырнув её из собственного дома. Как-будто наигравшись в отношения Манчини устал возиться со своей возлюбленной. Это сильно разбило сердце Росси, которая тронулась умом от такого разрыва и разбившихся мечт и желаний, которые никак не осуществить без активной поддержки любимого. Бывшая пассия начала угрожать Томми, желая открыто рассказать о избиениях, вечных ссорах, а также и других делах, которые вполне могли навредить самому Манчини. Был ли это блеф, но "Левша" не хоте рисковать. В один из дней, когда терпеть выходки Сары было уже нельзя, Томми явился к ней лично, на своем любимом порше, разыскав ту, когда она скрывалась у своей сестры инкогнито. Ворвавшись в квартиру со своими цепными мобстерами, в первую очередь Манчини и его люди навели "порядок" в квартире, сломав дорогостоящую мебель и утварь битами, а также облив полы той из канистры с бензином. Далее, сестру Сары на её же глазах цепные псы жестко избили и раздели, принявшись издеваться над ней. А Дипломат поставил бывшую возлюбленную перед фактом того, что подобная участь ждёт всех членов её семьи, с дальнейшей затяжной поездкой до ближайших выгребных ям, где те будут похоронены. Весь монолог Томми провёл сидя с зажженной зажигалкой над лужами бензина, то и дело прикуривая сигару, нарочно туша ту периодически, будто выжидая театральную паузу. С другой стороны Росси было предложено покинуть город с n-ой суммой денег и оплаченным лечением для её сестры. в придаток с выплатами за испорченную квартиру. На следующий день Сара бесследно покинула город. Был ли это её личный выбор, или ей "помог" Томми - неизвестно.

Второй серьезный роман и на данный момент последний - был ещё более скоропостижным. Джессика Лоран - французская модель, родом из Ниццы, так же, как и сам Манчини увязшая в этом порочном городе по уши. Эта пышногрудая брюнетка было полной противоположностью Сары, за которой он ухлестывал уже в то время, дабы та стала скорой заменой потасканной "зверушки" Росси. Между ней и Томми пылала настоящая французская страсть. Левша снимал целые залы в ресторанах и выкупал этажи в клубах, только чтобы остаться наедине со своей пассией. А многочасовые секс марафоны под воздействием алкоголя и наркотических веществ были потстать слабому на передок Томми. Но вся ирония данной любовной истории в том, что Лоран была близка Манчини как по характеру, так и по повадкам. Теперь возлюбленная начала пропадать целыми днями, не отвечать на звонки своего настырного мужчины. А точкой кипения стала измена - которая стала достоянием многих друзей Томми и сильно ударила по его репутации. Конечно, в свою сторону "Дипломат" такого отношения терпеть не мог, и вскоре он заставил смотреть свою возлюбленную как под тяжестью гнева тот долго и мучительно кастрировал любовника Лоран. А потом несколько самых конченных и отбитых негров насиловали уже бывшую пассию Томми на камеру, естественно пленка с подобным непотребством быстро разлетелась по городу, уничтожив карьеру и репутацию Лоран. Так он уже более грубо расквитался с очередной жертвой своего эгоистичного и неуравновешенного нрава.

Несмотря на непроглядную мрачность в любовных отношениях героя, с друзьями тот ладил намного лучше. Из-за своего нрава Манчини с трудом заводил настоящих друзей, которые могли совладать с его нравом и хаотичностью действий, так сказать, увидеть в этом хаосе эмоций порядок и закономерности. Это не значило, что Томми не мог найти общий язык и с другими людьми из своего круга общения, но те с ним водились либо из-за страха, влияние или денег, на которые Манчини устраивал пышные банкеты в клубах и ресторанах. Одними из таких "жемчужин" для Левши были его закадычные друзья - Тони Челентано и Ральфи Джузеппи, которых он предусмотрительно взял с собой вести дела в Вайс-Сити от лица семьи Пеларатти. С ним Томми прошёл огонь, воду и медные трубы, как говорится таких славных парней, уже не делают. Но, как и всё чем по-настоящему дорожит Дипломат рано или поздно он лишается. Вначале своих старых друзей, а потом роскошной жизни и свободы. Но об этом далее.


Страшный суд
(Записано со слов очевидца тех событий)

Мне есть что добавить между этими эпизодами, слишком всё идёт гладко в вашей истории, но я был свидетелем того, что Томми давалось это тяжело. Давайте опустим детали какого вида рассказчиком я являюсь в этом эпизоде, но могу заверить вас, это был сильный духом человек. Как вы уже знаете, Дипломат отправился на остров Вайс-Сити не один, а с парой приближенных людей - Тони Челентано и Ральфи Джузеппи, два обычных солдато, выданных Томми в качестве поддержки. Ну знаете местный ночной клуб, "Малибу"? Да, Томми постоянно зависал там и видимо дела у него шли слишком хорошо до такой степени, что в итоге он начал мешаться не тем людям. Кто- то заказал нашего Манчини. Ну, лично я так считаю, вы не подумайте. Как бы то не было, в итоге двух приближенных Томми положили прямо на выходе из клуба, на удачу тому, тот поспешил на выход последним, пули даже не зацепили его. Сначала он был обескуражен и напуган, едва осознавая, как ему повезло в тот вечер, но потом, я заметил, как его глаза налились кровью и яростью, знаете не такой обычный человеческой ненавистью, а животной. Хочу предположить даже, что он был неуравновешен в тот день.

Не смотря на мои подозрения прошла пара недель, в Вайс-Сити на тот момент была встреча семей, а Томми как представитель одной из них, явился на то собрание. Вы не представляете какая тишина повисла в тот момент, будто все разом угодили в этот склеп - гробовая тишина. А Томми не падал лицом, продвигаясь вдоль стола, цепляя взглядом каждого присутствующего. Никто не смел нарушить его действо, которое оборвалось нервным воплем.
Томми потянул за волосы одного из сидящих за столом людей, как оказалось это был обычный капитан семьи Фальконо - Джузеппе Лаграндже, вечно шепелявый и упитанный, носящий обтягивающие костюмы. В тот момент некоторые члены этой семьи предусмотрительно не явился на собрание. Было ли это совпадением или просто догадкой Томми, нам уже этого никогда не выяснить. Но так или иначе на "страшном суде" присутствовал его покалеченный водитель и один из солдатов Биамонте, угодивший в перестрелку, запомнивший лица и номера машины стрелявших, по которым видимо Томми и отследил всё это жалкое покушение.
13939
Но я знаю одно, никто не издал и звука в процессе сего действа, либо все были напуганы и увлечены процессом, либо, как я подозреваю, среди присутствующих было много соучастников и заговорщиков. В конце концов он вытолкал этого жирного Джузеппе на ковер, приставив свой 1911 с золотой гравировкой, которым изрядно хвалился и молча приставил к затылку того дуло пистолета. Он ещё раз осмотрел своим пристальным взором всех присутствующих, то ли решался на что-то, то ли размышлял уже над предначертанным. Раздался громкий выстрел в помещении. Грузное тело упало на ковёр, все лишь затаили своё безмолвное дыхание, тогда лишь, выждав паузу, Томми заговорил.

Не знаю, что конкретно и как нецензурно он выражался, но его обращение было скорее к господу богу, а не боссам, вот как я думаю. Он винил всех и вся, одновременно прося прощения у всевышнего, он матерился и сверлил своим взглядом каждого, надменно восседающего на стуле, будто являясь для тех судьей судного дня, он не боялся такой наглости и обильно выражал это в деепричастиях, не знаю сколько длился этот угрожающий для всех монолог, но вскоре Томми выдохнул, дав понять окружающим, что он закончил. Лишь щелчок предохранителя его любимого кольта успокоил, я думаю, сердца всех и те про себя выдохнули с облегчением.

Но в чем я могу быть уверен, после такой наглой и показательной казни, никто, я повторяюсь, никто не повторил покушения. Да, Томми продолжил вести свои дела и заниматься бизнесом.

Но конечно же, покушения прекратились не из-за запугиваний какого-то там приезжего гангстера, а потому что семьи решили подойти к этому делу более серьезней.


Убийство в мотеле
«Немного насилия никогда никому не мешало» © Бенджамин Руджейро
Одним из жестоких убийств Томми можно считать убийство в мотеле за городом Вайс-Сити. Непонятно что нашло в тот момент на 24-х летнего Манчини, но всё произошло быстро. Как обычно он зависал в клубе, нюхал кокаин, на который жестко подсел, искал себе девушку на ночь. Такая нашлась - Мерседес Кларенсе, похотливая и загорелая итальянка, с четвертым размером груди. Её знали и трахали почти все влиятельные боссы семей Вайс-Сити, а в скором времени она должна была выйти замуж за одного из не самых ушлых, но всё-таки солдата одной из семей. Томми сразу снял её в старом клубе “Малибу” и увёз за город, чтоб как следует повеселиться. Уже тогда уважаемый член семьи Пеларатти был угашен.

Всё начиналось как обычно, немножко вина, легкая и расслабляющая музыка, порция кокаина. Но потом всё перевернулось. Томми схватил шлюху за шею и накинул ей ремень, давно практикуя такие сексуальные утехи, он убедил её, что это безопасно. В итоге находясь на высшей точке блаженства, он затянул ремень ей крепко на шеи, она начала задыхаться, от её воплей и мольбы о помощи, он словил настоящий кайф - не отпуская ремень. В итоге жертва погибла, голая осевшая на кровати, а сам Томми лишь кончал от экстаза.


13940

Лишь спустя пару минут он опомнился и был в панике. Перед ним неповинно убитая девушка. Истерика, затуманенный ум, Томми выбежал в одних трусах в фае, держа трубку телефона в руке.

Но что-то внутри себя Томми всё же ощутил, что-то до этого недостижимое, экстаз на уровне подсознания. Он не забыл как душил девушку и получал удовольствие, вспомнив другие жестокие избиения, как эпизод на пляже. Глядя на умиротворенное выражения лица мертвой девушки, он вдруг увидел в них своих бывших возлюбленных. Это ещё больше покоробило Томми, которые начал обливаться холодным потом о подобных мыслях. Тут же в голове всплыли и более мелкие эпизоды насилия. Манчини сразу понял, что он одержим этим неконтролируемым насилием, готов сорваться в любой момент, а наркотики и выпивка лишь способствуют этому.


В тот роковой эпизод своей жизни Левша так сильно хотел набрать номер телефона своих родителей, позвонить ныне покойным друзьям. А также раскаяться во многих нехороших вещах, ужасных и аморальных поступках, которые пришлось совершать по дороге к роскошной жизни. Позвонить своей второй "семьи", своим ныне забытым пассиям, которых по-настоящему любил, хоть и не долго. Но вместо этого смелости Томми хватило набрать номерок своих личных "прислуг" из местной мобы и за полночь вывезти тело из мотеля, а потом избавиться от него.


- Блять, не знаю, чувак, - один из цепных псов Томми рьяно копал могилу, поглядывая на большой распухший черный мешок - ты конечно крутой ганстер, несгибаемый, но тормозов у тебя нет, словно локомотив сошедший с рельс, сколько трупов мы ещё закопаем?
-Не твоё дело, Ральф, твоё дело, - Томми курил толстую сигару, оперившись на свой порш, буквально час назад это был совсем другой человек, напуганный и жалкий, но сейчас он выглядит брутальным и надменным, как никогда раньше - рыть эту чертову могилу и молиться, чтобы в одной из них не оказалось твоё тело с любезно завязанным "колумбийским галстуком", капишь?
-Да, я... хаха, да расслабься, "Дипломат". Просто, типа будь осторожней, сам видишь как к тебе стали присматриваться другие семьи. Да, быть может я маленький человек в большой криминальной машине, но у улиц тоже уши большие. Ну и типа, мы с ребятами волнуемся за тебя типа. А судя по татуировки на запястье этой шлюхи, вовсе не обычная это шлюха и из-за неё у тебя может возрасти проблем в разы, а прикрывать спину уже некому. Ну, я типа ну блять знаешь про твоих славных парней. Так что, если что, мужик, мы всегда тебе поможем, только набери нас снова. В городе есть кому за тебя заступиться, мы не исключение, знай это, - словно сам удивившись от своей наглой речи, носатый мобстер начал вгрызаться в грунт пуще прежнего своей ржавой лопатой.


Томми не проронил не слова, а лишь надменно ухмыльнулся, наблюдая как черный мешок беззвучно падает в яму. В другой ситуации таких подхалимов и языкастых шестерок Дипломат ставил на место в одночасье, но в эту ночь, он был уязвим, как ребенок. Вдруг при падении мешок немного надорвался сверху, и показалось лицо убиенной девушки. Но вместо узнаваемого лица Мерседес, он увидел аккуратно белое личико Мэри. От неожиданности Манчини побледнел снова, как тогда в спортзале. Его зашатало, сердце заколотилось, лицо начало покрываться испариной, а к горлу подошёл ком. Едва мобстеры обратили внимание на состояние своего босса, как тот быстро ретировался в машину и уехал. Он не хотел показать свою слабость перед какой-то шайкой и был зол сам на себя в этот момент, но вместо обычного раздражения и агрессии - внутри пустота. Томми вытер намокшие глаза и вдавил педаль в пол, пытаясь положить стрелку спидометра порше набок. Вскоре машина быстро скрылась в темноте грунтовой дороги.

Благо кроме членов семьи Биамонте (единственные свидетели в клубе на тот вечер), как и самого Томми так никто и не разгадал убийство шлюхи в мотеле, а сам инцидент до конца жизни засел в голове убийцы.

Арест в Вайс-Сити
«Жаль что айсберги нельзя подкупить» © Фрэнк Костелло

Спустя пару месяцев после инцидента, Томми продолжил выполнять свои обязательства и подрабатывать на стороне, хоть и напряжение в криминальном кругу города нарастало. Но вскоре все махинации были накрыты отделом по борьбе с организованной преступностью в 1992 году. Кто-то из владельцев ломбарда дал слабину, а сам Манчини не доглядел и краденное золото попало в руки оперативников.

Те, в свою очередь смекнув, связались с отделом из Лас-Вегаса и организовали совместную операцию по поимки особо опасных преступников, в их число попал конечно и Томми.

Многих членов Биамонте в тот период арестовали, а сам Манчини глупо попался, в один из дней решив навестить из подрядческих ломбардов. В первую очередь Томми испугался что его берут, за убийство шлюхи или другие темные дела типа гаитян, или работа на членов семьи союзной мафии, но как оказалось, доказательства были только на махинации с драгоценностями, мелкий рэкет и несколько эпизодов с вымогательством, а также небольшая афера в сфере медицинского страхования.

В итоге Манчини сулило вплоть до пожизненного. Федералы предложили пойти на сделку со следствием и скостить сроки. Меньше всего Левше хотелось гнить в тюрьме весь остаток жизни. Но и будучи порядочным мафиози он не хотел закладывать членов семьи Пеларатти. К тому же это сулило смертный приговор после выхода. Но Манчини удалось выкрутиться, в первую очередь он нанял самых дорогих адвокатов в городе, затем составив совместный план действий начал сотрудничество. Но вместо того, чтобы стучать на своих. Он начал сдавать членов других семей Вайс-Сити, в частности тех, кто давно уже стали для него врагами. Так же под горячую руку попали и обычные люди со связями, в частности это политики, бизнесмены и члены профсоюзов, которые хоть как-то были замешены в криминальных делах этого города. Самое главное, он обрубил ниточки, которые могли каким-либо способом навести на семью Пеларатти – всё благодаря грамотности дорогих адвокатов. Больше всего Левша боялся сдавать членов Биамонте, так как всё-таки у них были налажены хорошие отношения. Но этого не потребовалось, у федералов было и так достаточно улик, а крысы в семье уже заговорили сами. Это было для Манчини облегчением, и он надеялся, что всё сделал правильно и отсидит со спокойной душой. В итоге были выдвинуты обвинения, сулящие Манчини срок в 10 лет.


13941

На открытом слушание Манчини наблюдал многие знакомые лица в качестве слушателей, то ли паранойя, разыгравшаяся от отказа от наркотических веществ, то ли сдвиги в голове. Но Томми казалось будто все смотрят только на него и проклинают в сердцах за всё содеянное. Были ли среди них люди, которым можно довериться, или кругом враги - он уже не понимал. Даже его помутневший взор в одночасье увидел два до боли знакомых силуэта позади себя. "Мэри? Брэкстон?". Время тянулось невыносимо медленно, Томми изнывал, будучи узником своих собственных надуманных мыслей, он поскорее хотел убраться в тюрьму, подальше отсюда. Дипломат смирился со своей участью, он проиграл, поставил на кон слишком многое, в казино под названием жизнь, которое всегда в выигрыши.

Манчини младшего отправили в федеральную тюрьму Вашингтона отбывать свой срок, с одной стороны он был не рад такому раскладу вещей, так как это отрезало его от связей с семьей Пеларатти и Биамонте, с другой “удачливый” Томми завел там ряд знакомств.



Отбывание в Вашингтоне
«За будущее платят настоящим»
Попав в федеральную тюрьму, Томми быстро начал следовать своему чутью и искать общину итальяшек, чтобы выжить в суровой тюремной среде.
Поиски не заставили себя долго ждать. “Дипломат” столкнулся с одной из итальянских семей - Сальери. Те в свою очередь были наслышаны про дела Биамонте и арест влиятельных шишек в то же время, но к тому же из поля их зрения не ушел и Томми, как представитель семьи Пеларатти. Манчини быстро смекнул, и начал укреплять свой авторитет, который был на слуху у сидевших итальянцев.

Принимая активное участие в торговле наркотиками, контрабанде и прочем “безобидных” делах, Томми слушал старших и мотал на ус их расплывчатые афоризмы и советы. На тот момент свободного времени было полно, и Дипломат активно читал книги, укрепляя свой и без того острый и смекалистый разум.

13942Однажды Вито Скалетто, на тот момент отбывавший срок и являвшийся консильери босса семьи, решил заручиться его поддержкой. Необходимо было убрать несколько крыс в разных блоках тюрьмы, которые продолжали стучать и добавлять и без того большие сроки сидевшим членам семьи.

Здесь в очередной раз вскрылась психическая неустойчивость Томми. План был разработан совместно. Зарезать всех участников в душевой, подгодав время. Манчини взял на себя роль одного из исполнителей, группа сообщников зашла в раздевалку. Необходимых лиц завели в душевую, не без помощи подкупленной охраны. Буквально через пару минут началась резня, Томми взял на себя самого крупного, вскрыв тому сонную артерию, он не остановился, вскрикивая и упоминая свою семью, он выпустил кишки бедолаги прямо на кафель, наблюдая как тот корчится в агонии.

Спустя пару недель, вскрылось, что Томми снова начал употреблять наркотики уже в тюрьме. Но что-то решать было уже поздно. Так же под конец срока на Томми было снова осуществлено покушение, в надежде, что за решеткой Манчини обмяк и стал уязвимым. Но вовремя заведенная дружба с семьей Сальери спасла жизнь Левше, Вито попросту не хотел лишить себя ценного и исполнительного кадра и был категорически против решения семей, которые просто хотели поквитаться таким образом за Вайс-Сити. И покушение было успешно сорвано.

Вскоре Манчини ждал выпуск из тюрьмы и в 2002 году он вышел. Уже повзрослевший и огрубевший, 35-ти летний мафиозо, довольно исхудав, но оставаясь предан семье Пеларатти. Несмотря на то, что в тюрьме от семьи не было поддержки, да и многое поменялось в её иерархии, он старается не унывать и верить в лучшее. Только выйдя из-за решетки он получил указание от семьи перемещаться в Лос-Сантос, так как там налаживаются новый дела и разрастается бизнес. Побыв немного в Вегасе, встретившись с семьей, он улетает в Лос-Сантос, там его должен встретить старый знакомый.
 
Последнее редактирование:

Egor Sprite

ушел в неизвестность, курировать местность.
Модератор Раздела Биографий
231
788
+- до вечера проверю
 

Egor Sprite

ушел в неизвестность, курировать местность.
Модератор Раздела Биографий
231
788
Приветствую, биография на уровне.
Очень мне понравилось описание насильственных действий (У меня на это фетиш?)

Побыв немного в Вегасе, встретившись с семьей, он улетает в Лос-Сантос, там его должен встретить старый знакомый.
Советую сразу создать топик персонажа в разделе. Я бы с удовольствием посмотрел на дальнейшие события данного персонажа.
Одобрено.